Стихи о героях былин

Под славным городом под Киевом
…Стояла застава богатырская.
На заставе атаман был Илья Муромец
Податаманье был Добрыня Никитыч млад,
Есаул Алеша Поповский сын.


Илья Муромец

Под бронёй с простым набором,
Хлеба кус жуя,
В жаркий полдень едет бором
Дедушка Илья.

Едет бором, только слышно,
Как бряцает бронь,
Топчет папоротник пышный
Богатырский конь.

И ворчит Илья сердито:
«Ну, Владимир, что ж?
Посмотрю я, без Ильи-то
Как ты проживёшь?

Двор мне, княже, твой не диво!
Не пиров держусь!
Я мужик неприхотливый,
Был бы хлеба кус!

Но обнёс меня ты чарой
В очередь мою —
Так шагай же, мой чубарый,
Уноси Илью!

Без меня других довольно:
Сядут — полон стол!
Только лакомы уж больно,
Любят женский пол!

Все твои богатыри-то,
Значит, молодёжь;
Вот без старого Ильи-то
Как ты проживёшь!

Тем-то я их боле стою,
Что забыл уж баб,
А как тресну булавою,
Так ещё не слаб!

Правду молвить, для княжого
Не гожусь двора;
Погулять по свету снова
Без того пора!

Не терплю богатых сеней,
Мраморных тех плит;
От царьградских от курений
Голова болит!

Душно в Киеве, что в скрине,
Только киснет кровь!
Государыне-пустыне
Поклонюся вновь!

Вновь изведаю я, старый,
Волюшку мою —
Ну же, ну, шагай, чубарый,
Уноси Илью!»

И старик лицом суровым
Просветлел опять,
По нутру ему здоровым
Воздухом дышать;

Снова веет воли дикой
На него простор,
И смолой и земляникой
Пахнет тёмный бор.

Автор: Алексей Толстой

Добрыня Никитич

Змей Горыныч был силён,
Знаем то из сказки.
Воровал чужих он жён
Или строил глазки.

Мог огонь разжечь шутя,
Просто для забавы.
Был порою как дитя
Этот парень бравый.

Головы он три имел
И одно лишь тело.
Но за ним хороших дел
Вовсе не имелось.

Воевать, но дело в том,
Было то опасно.
Он к себе в подземный дом
Забирал несчастных.

Был один такой всего,
Звать его Добрыня.
И о подвиге его
Помним мы и ныне.

Трое суток длился бой
С нечистью поганой.
Не пугал звериный вой,
Не страшили раны.

Не боялся, был он смел,
Ни огня, ни грязи.
И один спасти сумел
Племянницу князя.

Сорок королей, царей
Выручил он сразу,
Что сидели много дней,
Теша ту заразу.

Зря конечно сделал он
Им такую милость.
Их теперь, как тех ворон,
Много расплодилось.


Алеша Попович

Кто веслом так ловко правит
Через аир и купырь?
Это тот Попович славный,
Тот Алеша-богатырь!
За плечами видны гусли,
А в ногах червленый щит,
Супротив его царевна
Полоненная сидит.
Под себя поджала ножки,
Летник свой подобрала
И считает робко взмахи
Богатырского весла.
«Ты почто меня, Алеша,
В лодку песней заманил?
У меня жених есть дома,
Ты ж, похитчик, мне не мил!»
Но, смеясь, Попович молвит:
«Не похитчик я тебе!
Ты взошла своею волей,
Покорись своей судьбе!
Ты не первая попалась
В лодку, девица, мою:
Знаменитым птицеловом
Я слыву в моем краю!
Без силков и без приманок
Я не раз меж камышей
Голубых очеретянок
Песней лавливал моей!
Но в плену, кого поймаю,
Без нужды я не морю;
Покорися же, царевна,
Сдайся мне, богатырю!»
Но она к нему: «Алеша,
Тесно в лодке нам вдвоем,
Тяжела ей будет ноша,
Вместе ко дну мы пойдем!»
Он же к ней: «Смотри, царевна,
Видишь там, где тот откос,
Как на солнце быстро блещут
Стаи легкие стрекоз?
На лозу когда бы сели,
Не погнули бы лозы;
Ты же в лодке не тяжеле
Легкокрылой стрекозы».
И душистый гнет он аир,
И, скользя очеретом,
Стебли длинные купавок
Рвет сверкающим веслом.
Много певников нарядных
В лодку с берега глядит,
Но Поповичу царевна,
Озираясь, говорит:
«Птицелов ты беспощадный,
Иль тебе меня не жаль?
Отпусти меня на волю,
Лодку к берегу причаль!»
Он же, в берег упираясь
И осокою шурша,
Повторяет только: «Сдайся,
Сдайся, девица-душа!
Я люблю тебя, царевна,
Я хочу тебя добыть!
Вольной волей иль неволей
Ты должна меня любить!»
Он весло свое бросает,
Гусли звонкие берет —
Дивным пением дрожащий
Огласился очерет.
Звуки льются, звуки тают…
То не ветер ли во ржи?
Не крылами ль задевают
Медный колокол стрижи?
Иль в тени журчат дубравной
Однозвучные ключи?
Иль ковшей то звон заздравный?
Иль мечи бьют о мечи?
Пламя ль блещет? Дождь ли льется?
Буря ль встала, пыль крутя?
Конь ли по полю несется?
Мать ли пестует дитя?
Или то воспоминанье,
Отголосок давних лет?
Или счастья обещанье?
Или смерти то привет?
Песню кто уразумеет?
Кто поймет ее слова?
Но от звуков сердце млеет
И кружится голова.
Их услыша, присмирели
Пташек резвые четы,
На тростник стрекозы сели,
Преклонилися цветы:
Погремок, пестрец и шильник,
И болотная заря
К лодке с берега нагнулись
Слушать песнь богатыря.
Так с царевной по теченью
Он уносится меж трав,
И она внимает пенью,
Руку белую подняв.
Что внезапно в ней свершилось?
Тоскованье ль улеглось?
Сокровенное ль открылось?
Невозможное ль сбылось?
Любит он иль лицемерит —
Для нее то все равно,
Этим звукам сердце верит
И дрожит, побеждено.
И со всех сторон их лодку
Обняла речная тишь,
И куда ни обернешься, —
Только небо да камыш…
Словно давние печали
Разошлися как туман,
Словно все преграды пали
Или были лишь обман!
Взором любящим невольно
В лик его она впилась,
Ей и радостно и больно,
Слезы капают из глаз.
Автор: Алексей Толстой

Алёша Попович и Елена Краса

Алёша Попович по улице едет
И видит красавицу с русой косой.
-Дела подождут меня после обеда,
Решает Алеша: «Эй, девица, стой!»

-Давай познакомимся, милая дева,
-Я сватов пришлю к тебе завтра своих.
-Скажи где твой терем, не тот ли что слева?
-Еленой зовут меня, шустрый жених.

А конь вдруг подумал: «Девчонка смазлива».
-Конечно, хозяин по-своему прав.
-Но если бы солнце поменьше палило!
-По мне лучше речка с поляной из трав.

Идут по мосткам деревянным неспешно,
Она с коромыслом и парень верхом.
Его не совсем богатырская внешность
В былинах народных гроза над врагом.

Судачат соседки у них за спиною:
-Алёша Попович, Елена Краса…
И Древняя Русь будто рядом со мною,
И звон колокольный летит в небеса!

Автор: Жанна Баринова


Финист Ясный Сокол

Как на матушку Русь Изначальную
Налетела орда несусветная
Сыроядцев поганых. Печальною
Стала некогда песнь победная.
Загоняют весь люд в безживотие,
Премножают буявы с коростами,
Картаусу, в паучье угодие,
Наших жён гонят пиками вострыми.

Долетела быличка крылатая
До Финиста, заплужника, ратая.

Из братыни насытившись хмелевом,
Супостата он обезземеливал.
Поскепати гавранье отродие,
Вяще стало оно криворотее.
В небе сокол порхает дозорником —
Не укрыться бурнастым поборникам!
Воевода сидит себе смирненько,
Ублажати готов гридя-сильника.

Картаус изошёлся неистово:
«Надоела мне слава финистова!»

И задумал базыга израдушку —
Раз уж нудма не взять эту Матушку,
Колдовство воззовёт кознованием.
Всуе празднуют вои заранее.
Превратись, богатырь, в чудо-юдное,
Изувеченное и паскудное,
Чтоб свои же тебя, горемычного,
Всем, что нави несёт, укалдычили.

Просчитался он, сидя в нырище-то,
Ведь любовь и для чудища сыщется!..

Автор: Колмыков Сергей


Василиса Прекрасная

За огнем ее послали.
Василиса вся в печали.
Шла, не видя ночи, дня.
Повстречала три коня.

Это три сигнала суток.
Но девице не до шуток.
Ей на долю испытанье.
Миновать ей как страданье?

И избушка уж близка.
На душе ее тоска.
Как уйти ей от Яги?
Боже, свят, ей помоги!

И зашла, нашла приют.
Много ей работы тут.
Поработала, как надо.
И огонь – ее награда.

Было так, уж не до скуки.
Факел – череп взяла в руки.
И из места враз долой,
С огнём кинулась домой.

Как к себе она вбежала-
Все, что было рассказала.
Только факел-череп злился.
Жарче в комнате светился.

Не простил старухе зла,
Сжёг он мачеху дотла.
Той, кто мучил – больше нет.
Василисе — жизнь без бед.

Автор: Славик/of Sall


Елена Премудрая (фрагмент)

Что за дивная поляна,
Знать волшебная, с обмана.
Под ногами травы тут,
Словно чистый изумруд.
Над поляной ветер веет,
Серебром листочки сеет.
Посредине трон стоит
Ярким золотом горит.
Подлетают голубицы,
А садятся, то девицы
И к полночи их под стать,
Что умом не сосчитать.
Чинно за руку идут.
Хоровод в кругу ведут.
Платья шиты изумрудом,
Свет играет дивным чудом.
В полночь небо осветилось,
Громом гулко раскатилось,
Ярким светом озаряясь,
Над поляной пронеслась
Золотая колесница,
В ней красавица, царица.
Шесть крылатых с огнем змей,
Карету тянут вмест коней.
В небе ярко покружилась,
На поляну приземлилась.
Елена Премудрая пришла,
На трон златой она взошла.
Ах! Красавица Елена!
Красоты твоей Селена
Лишь достойная одна,
В небе яркая Луна,
А мне пером не описать,
Языком- боюсь сломать.
Гордо в троне восседает
И рукой повелевает!
К ней девицы по одной
Идут с поклоном за судьбой.
С каждой долго говорит,
Слово мудрое дарит.
И к рассвету за окном
Свой закончила прием.
Дохнув огнем, упряжка злясь
В небо быстро унеслась.
И поляна опустела,
Тихо ветром шелестела,
Только стайки голубей
Покружились перед ней…

Автор: В.А.Сарафеня


Марья Моревна

Марья Моревна, морская царевна,
Кто тебе дал этот взгляд?
Синие волны, крутые, литые
Прямо сквозь сердце летят.

Марья Моревна, с тобою безгневно
Шепчется бойкий прибой,
Ветер соленый, зеленый влюбленно
Всюду летит за тобой.

Марья Моревна, светло и напевно
Дни не летят, а плывут.
Люди крылатым, на чувства богатым
Сердце твое назовут.

Марья Моревна, морская царевна,
Видишь ли ты корабли?
Берег пригожий, на этот похожий
Флагами плещет вдали.

Что ж ты застыла, все стало немило
В этом волшебном краю?
Властная сила к себе поманила
Вольную душу твою.

Дальние флаги плещут в отваге.
Что для тебя их привет?
Разве на свете, на целой планете
Лучшего выбора нет?

Ты стала белой и потемнела
Темная синь твоих глаз.
Выбор царевен неоднодневен
И непонятен для нас.

Автор: Алефтина Салтымакова


Варвара-краса

Варвара-краса, до пола коса
Дочкой царю приходилась.
Красива с лица, умна вся в отца,
Да вот женихи не водились.

К дочке в светелку зашел как-то царь:
-Варенька, дочка, Указ я издал.
Срок подошел мне престол передать.
Надобно замуж тебя отдавать.

Гневно нахмурила брови девица:
-это совсем никуда не годится.
Умного мне никогда не найти,
С глупым не стану по жизни идти.

Царь взбеленился, ногами затопал:
-не хочешь за принца, пойдешь за холопа!
В гневе велел переделать Указ.
Гонцов по стране с ним отправил тотчас.

Варенька кинулась в ноги к отцу:
-и за холопа пойду я к венцу.
только давайте мы их испытаем.
Кто меня стоит, на деле узнаем.

Царь согласился, Указ поменял.
Снова гонцов по стране разослал.
-слушайте, люди, Царево решенье!
Он отдает замуж дочь в воскресенье.

Завтра царевичи и голодранцы
Смогут за сердце царевны сражаться.

Услышал Указ тут работник Иван.
Служил он садовником, был не болван.
Умные книги порою читал.
Как станет богатым, ночами мечтал.

Решил на Варваре-красе он жениться.
А после сгноить ее в мрачной темнице.
Да не одну, а в компании с тестем.
Пусть посидят они с крысами вместе.

Вскочил на коня (попросил у соседа)
Должен прибыть не позднее обеда.

Царь лично гостей на пороге встречал.
Условия битвы он сам рассказал.
Царевна платочком взмахнула, и вот…
Часа уже три испытанье идет.

Один за другим женихи выбывали.
Одни на загадки ответов не знали.
Другие мечом не умели владеть,
Третьи же просто пришли поглазеть.

Два кандидата дошли до финала.
Оба умны и отваги немало.
Это, конечно, садовник Иван
И слуга государев- молодой Андриан.

При встречах с Варварой бледнел и краснел,
Но в чувствах своих он признаться не смел.
Решил в испытаньях участье принять.
Любовь и почтенье свое доказать.

Оба достойны. Царевна в сомненье:
-кто же поможет принять мне решенье?
Батюшка, родненький, дай мне совет.
Нынче бы надобно дать им ответ.

-Доченька, ты им в глаза загляни.
Все о хозяине скажут они.
Варенька слову отцову вняла.
Через мгновение все поняла.

У Ваньки в глазах нет ни капли любви.
В них отражаются только рубли.
А в Андриановы очи взглянула…, Ах!
В омуте страсти она утонула.

И в воскресение свадьбу сыграли.
Тридцать три царства на ней погуляли.
Счастливы Царь, Андриан и девица.
Первенец скоро у них народится.

Ваня, по-прежнему, книги читает
И о богатой невесте мечтает.
Вроде не глуп, а понять он не может,
Счастье с любимой богатств всех дороже.

Автор: Светлана Политова
Автор иллюстраций: Роман Папсуев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.