Родительское собрание. Работа над ошибками

s21A9SqL3sI

1. Когда мы собираемся на родительское собрание, наш мозг делает «петлю времени» в наше детство. Со всеми вытекающими — эмоциями, ожиданиями, напряжениями от родительских собраний нашего возраста и общения с «вышестоящими инстанциями». Важно: себе напоминать — сейчас 2016 год. Я вырос. Я взрослый.

2. Когда мы идем в школу — мы часто изначально противопоставляем себя и свою семейную систему — школе и системе образования. И заранее настроены на сопротивление. Важно: внутри держать фокус — мы сотрудничаем (или учимся сотрудничать) со школой во благо потенциала ребенка. Учителя — не враги. Они часто — сами напуганы оценивающими и критикующими родителями и администрацией.

3. Вы до сих пор верите, что оценки отражают объективные знания? Если мы сами «зафиксированны» на оценках — мы теряем возможность гармонично относиться к ошибкам и развиваться. И делаем из детей невротиков- перфекционистов или «пофигистов». Только родитель (и то не каждый) в состоянии осознать, сколько шагов сделал его ребенок к «новой» оценке. Только грамотный и чувствующий педагог — такие есть — оценивает динамику, вклад ребенка в самого себя и в предмет. (Как я любовалась учителем на собрании, чуть не расцеловала, который говорил именно о динамике учеников).

Важно помнить:
— Ребенок не учится — не воспринимает информацию — от того преподавателя, которого боится и не уважает. (Так уж устроен наш мозг)
— Если у вашего ребенка жутчайшие — с вашей точки зрения — оценки по конкретному предмету, уточните, пожалуйста, возможно у большинства детей в классе оценки такие же. И, может, если есть такая «кучность», дело не в ребенке?
— Да, ребенок часто в школьной жизни компенсирует что-то, что «недоукомплектованно» в семье. И часто мстит «плохой успеваемостью» за обиды или родительское давление.
— Есть возрастные особенности, которые, к сожалению, система образования совершенно не учитывает. Например, в те самые годы, когда школьная нагрузка огромна, а детей еще и ждут экзамены — гиппокамп (он отвечает в т.ч. за долговременную память) угнетен. Мозг не в состоянии справиться с объемом информации, стихи и формулы действительно не запоминаются, нервная и сердечно-сосудистая система работают на пределе сил. Снижение успеваемости и «школьная апатичность» в это время закономерны.
— Подростковый возраст — время снижения авторитета женщин-преподавателей (тех, кто попадает в «архетип- мамы».) важно об этом помнить.

4. Система образования нынешняя пока еще держит в прицеле и оценке классический IQ. Логико-лингвистический. Почитайте, пожалуйста, о работе Говарда Гарднера — теория множественного интеллекта. Уверена, вы обнаружите, что ваш ребенок получающий низкие оценки по физике, возможно, «успешен» в другом — не менее важном «направлении». Гарднер описывает:
— Логико-математический интеллект
— Словесно-лингвистический интеллект
— Пространственно-механистический интеллект
— Музыкальный интеллект
— Телесно-кинестетический интеллект
— Межличностно-социальный интеллект
— Внутриличностный интеллект

5. Как бы ни учился наш ребенок, что бы о нем ни говорили — это не должно влиять на нашу самооценку и заставлять себя чувствовать «плохим родителем». За это свое ощущение «плохости» мы потом «мстим» ребенку, придя с собрания. Важно помнить — за каждым системным «проступком» ребенка, за его «плохостью» есть совершенно не очевидная, но важная причина.
А когда учитель начинает говорить -» а теперь ваши оценки» — видно, как спины родителей «костенеют».
Важно: оценки, о которых нам рассказывают — не наши и не наших детей. И мы, и наши дети стабильно хороши и уникальны. Оценки — знаний и усердия по конкретному предмету (если мы в это верим, конечно).
Плохая оценка не говорит о том, что ребенок плох (и мы плохи) — мы же помним об этом, правда же ж?

6. Озвучивать оценки и рассказывать о «непродуктивности» ребенка публично, тем более, сравнивая его с другими — не этично. Мы можем смело остановить преподавателя и просить, чтобы он общался с родителями индивидуально.

7. Для внешнего пространства — мы защитники — щит для ребенка. Что бы не происходило — он может и должен рассчитывать на наше, как минимум, понимание. Важно: задать себе вопрос — я мама-папа или представитель системы?
Если мы понимаем, что есть то, что важно откорректировать — нужно обозначить — я справлюсь сам или нам необходим помощник- проводник — психолог, репетитор, тьютер.
Иногда ребенку важно попасть в другую группу (например, в лагере), чтобы он смог проявить другие качества, почувствовал себя «новым» в другой среде, иногда новое хобби становится катализатором для развития, а иногда действительно важна работа психолога и репетитора.

8. Когда мы возвращаемся с собрания, что бы мы ни узнали, в каком бы мы ни были состоянии — перед «разбором полетов», если вы верите в их действенность — важно найти то, что поддержать в ребенке. Сказать искренне о том, что в ребенке вызывает у вас уважение.

… и все эти пункты писались для того, чтобы вернувшись с собрания, вы смогли искренне сказать — что у вас любимый ребенок, и если бы была возможность выбирать себе детей — вы выбрали именно его. Даже, если с ним бывает сложно, грустно, обидно… А школа — это важная, но только часть жизни 🙂

Автор: Светлана Ройз

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.